Росія та Іран працюють над колапсом Саудівської Аравії - Гончар

Після укладення угоди про зниження видобутку Організацією країн-експортерів нафти ціни на енергоносій стабілізувались на декілька місяців. І ось, вперше за півроку, ціна на марку Brent опустилась нижче $49 за барель. Тим часом президент США Дональд Трамп продовжує впроваджувати в життя енергополітику, яка може змінити розстановку сил на світовому ринку. Про генеральну нафтову тенденцію і сценарії стрибка цін розповів у інтерв’ю “Обозревателю” енергоексперт і президент Центру глобалістики “Стратегія ХХІ” Михайло Гончар.

 

Далі — мовою оригіналу

- Цена нефти Brent впервые за полгода упала ниже $49. С чем это связано? И чего ожидать впоследствии?

- Наблюдается генеральная тенденция к снижению цен на нефть. Попытки подтянуть цену к уровню $50-60 с помощью договоренностей ОПЕК – хватание за соломинку. На мировом рынке нет дефицита нефти. Наоборот – налицо профицит добывающих мощностей.

Давление на рынок растет со стороны новых добытчиков. В частности, оживились Соединенные Штаты. Чем больше США добывают собственной нефти, тем меньше они импортируют. И в результате избыток нефти на мировом рынке только увеличивается, что ведет к снижению цены. Насколько это снижение будет устойчивым – пока вопрос. Как мне кажется, цена все равно будет прыгать вверх-вниз.

- Кстати, президент США Дональд Трамп продолжает снимать запреты на добычу нефти. Есть мнение, что в среднесрочной перспективе это может очень серьезно обвалить цены…

- Если говорить о перспективе в несколько лет, то да, цена будет снижаться. Я бы не говорил об обвале, но те меры, которые запланированы в рамках энергетической политики администрации Трампа, направлены на увеличение собственной добычи. И в итоге это приведет к тому, о чем я уже упоминал, к сокращению импорта. Потому что сейчас США после Китая – импортер сырой нефти №2. Но этот импорт постоянно сокращается.

Данная тенденция немного напоминает ситуацию, которую мы наблюдали с американским сланцевым газом. В 2000-х годах США были самым большим мировым импортером газа. Сейчас они экспортер. Прошло всего каких-то полтора десятилетия.

Фоном, долгосрочным фактором, который определяет поведение цен, как раз и является политика Вашингтона по увеличению независимости Штатов от импорта нефти. Эта политика уже реализуется. В программе администрации Трампа, которую опубликовали в день инаугурации, наиболее четко была прописана именно энергетическая политика. По сути, США хотят повторить революцию сланцевого газа только уже с нефтью.

Это фактор, который будет постоянно давить на нефтяной рынок. Как бы ни пытались Россия, Саудовская Аравия и другие игроки каким-то образом повысить цены, это крайне сложно представить. Безусловно, каждый производитель и экспортер нефти заинтересован в наиболее высокой цене, но конкуренция устанавливает свои правила. Тем более, между ведущими добытчиками нефти существует конкуренция не только с точки зрения экспорта, но и с точки зрения политики.

Раньше ОПЕК, по сути, была регулятором цены. Но организация уже безвозвратно утратила эту роль, причем еще в конце прошлого десятилетия.

То есть генеральная тенденция – цены будут снижаться, хотя и будут прыжки. Вы спрашивали, почему цены впервые за полгода опустились ниже $49. Но на самом деле удивительно не это. Удивительно то, что в течение полугода нефть держалась выше $49 за баррель. Вот в этом феномен. Падение же цены – закономерный процесс, который определяется многими факторами.

- В том числе технологическим?

- Безусловно. Технологический фактор очень важен. Осуществляется переход от двигателя внутреннего сгорания к низкоэмиссионному двигателю. Соответственно, роль нефти сокращается. Это фактор, который будет давить на нефтяной рынок ближайшие десятилетия. Это не означает, что настал конец эры нефти. Но из разряда стратегического ресурса она переходит в разряд обычных товаров ограниченного потребления. Потому что в чистом виде нефть никто не потребляет, кроме нефтеперерабатывающих заводов.

Сейчас ситуацию на рынке определяют, по сути, 4 страны: США, Саудовская Аравия, Россия и Иран. Но представить, что они заключат какую-то договоренность, крайне сложно. В силу противоречий, которые существуют между двумя группами: "США-Саудовская Аравия" и "Россия-Иран". Не говоря уже о том, что и между членами групп есть серьезные разногласия. А картель ОПЕК – разношерстный микс стран, в которых очень разная себестоимость добычи. То, что приемлемо для стран Персидского залива, убийственно для Венесуэлы или Эквадора. Для них цена ниже $50 – уже огромная проблема. В то время как Саудовская Аравия может выдержать и цену в $20.

- А какую минимальную цену выдержит Россия?

Для России "убийственные" цены – $30 за баррель и ниже. Но это не означает, что когда такая цена установится, сразу наступит экономический коллапс РФ. Для подобного эффекта такая низкая цена должна продержаться несколько лет, а, как я уже говорил, она ведет себя волатильно. После падения, которое мы сейчас наблюдаем, еще будут прыжки вверх. Как бы там ни было, активно работают нефтяные спекулянты, однако их действия могут оказывать лишь ограниченный эффект.

- А что-то может переломить тенденцию к падению нефтяных цен?

- Единственный сценарий, который может привести к устойчивому прыжку цен, – коллапс Саудовской Аравии в случае мощного внутреннего катаклизма. О нем давно предупреждают, но все же он не происходит, хотя, по мнению многих, правящая геронтократия заводит страну в тупик. То есть это сценарий внутреннего катаклизма, которым воспользуются внешние враги королевства, как ближние (Иран), так и дальние (Россия). Раньше шла речь об угрозе аравийско-иранской войны, нестабильности в Йемене. Об этом много говорили, но этого не произошло.

Однако Россия и Иран работают над сценарием дестабилизации Саудовской Аравии с последующим коллапсом. Даже если допустить, что им удастся, произойдет прыжок цен. Но апокалиптическое воздействие на нефтяной рынок коллапс королевства оказал бы лет 10 назад. Сейчас рынок может дестабилизироваться на год-полтора, но за счет профицита добывающих мощностей он будет выровнен.

 

Читали 91 разів