Украина: афганские шаблоны Кремля. Параллели

12 июня в свой день, день России, Москва пересекла еще одну красную черту. Танки Т-72, появившиеся в Украине с российской стороны границы, символизируют следующий этап агрессии Кремля. Информация о новых группах диверсантов, которые на днях будут переброшены в Украину, и подготовке нескольких самолетов МиГ для поддержки «ополченцев», вызывает смутные ассоциации с периодом конца 70-х.   

Известно, что современная путинская Россия во многом действует так, как в свое время действовал советский режим. Более того, во многом Россия использует доктринальное наследие СССР на междунардной арене. Например, доктрину ограниченного суверенитета по отношению к странам постсоветского пространства. Ранее она применялась в отношении стран т.н. социалистического лагеря. Кремль пытается копировать поведение Политбюро ЦК КПСС в период холодной войны. Да и сам путинский режим все более напоминает тоталитаризм позднего советского периода, хотя сам Путин пытается играть роль Сталина.

В контексте развязывания Кремлем гибридной войны против Украины и после того как «грузы 200» пошли в Россию, важно посмотреть на то, как принималось и эволюционировало решение о вводе советских войск в Афганистан. Известно, что советское рукодоство первоначально не имело намерений вводить туда войска, а когда все же решение было принято, то в Москве полагали, что это временно – на несколько месяцев. Но их пребывание в Афганистане и изматывающая СССР война, продлились более 9 лет. Афганская кампания вместе с гонкой ракетно-ядерных вооружений, бессмысленными инфраструктурными проектами типа БАМа, стала одним из факторов ускорения краха СССР. 

Важно сравнить механизмы принятия стратегических решений в Советском Союзе и нынешней России, потому что это даст ключ к возможной модели поведения Москвы в отношении Украины и не только. Мы не пытаемся сравнивать украинскую кампанию Кремля времен Путина с афганской времен Брежнева. Это несравниваемые случаи. Но вот поведенческие модели современной России и бывшего СССР весьма схожи. В основе их лежит неистребимое иррациональное желание показывать миру и, прежде всего, соседям, «кузькину мать». В случае с Украиной, выражаясь словами бывшего российского премьера М.Касьянова: «главное для Путина - «насолить» украинцам, которые сделали свой европейский выбор и стремятся без нефти, газа и коррупции, но со свободой и демократией, построить современное процветающее государство».

Итак, посмотрим на короткий период, практически один месяц – с конца ноября по конец декабря 1979 года. Это именно тот период, за который политическое руководство СССР совершило стремительную эволюцию в отношении вопроса «входить или не входить в Афганистан», приведшую к катастрофическому шагу. В качестве источника экспертных оценок и официальных документов возьмем одну из наиболее фундаментальных работ по афганской тематике – книгу ныне уже покойного генерал-майора Александра Ляховского «Трагедия и доблесть Афгана» 2009 года издания. Автор был помощником руководителя Оперативной группы Министерства обороны СССР в Афганистане, прошел через многие «горячие точки» советского, а затем российского периода (Чехословакия, Эфиопия, Ангола, Армения, Южная Осетия, Таджикистан, Северный Кавказ). В силу своего должностного положения имел доступ к документам высшей степени секретности. К тому же, в ходе военной службы получил бесценный опыт и знания оперативного и стратегического характера. Поэтому, его книга достаточно уникальна.Генерал был плоть от плоти продуктом своей эпохи, но отличался комплексностью анализа и несмотря на то, что был, в силу занимаемой должности, возле эпицентра принятия судьбоносных решений, подверг все весьма критическому осмыслению.

Ниже мы приведем отдельные выдержки из книги вместе с фрагментами некогда секретных документов, которые, на наш взгляд, резонируют с днем сегодняшним и дают возможность проводить параллели. Эти выдержки мы сопроводим нашими комментариями применительно к дню сегодняшнему.

Фактор – 1. Взгляды руководителей.

 

Документ

Совершенно секретно

Особая папка

ЦК КПСС

 

Обстановка в Афганистане после событий 13–16 сентября с. г.(1979 г. – прим. наше), в результате которых Тараки (президент Демократической Республики Афганистан, пришедший к власти в результате Апрельськой (Саурской) революции 1978 года – прим. наше)был отстранен от власти и затем физически уничтожен, остается крайне сложной.

В последнее время отмечаются признаки того, что новое руководство Афганистана намерено проводить более «сбалансированную политику» в отношениях с западными державами. Известно, в частности, что представители США на основании своих контактов с афганцами приходят к выводу о возможности изменения политической линии Афганистана в благоприятном для Вашингтона направлении…

При наличии фактов, свидетельствующих о начале поворота X. Амина в антисоветском направлении, внести дополнительные предложения о мерах с нашей стороны.

А. Громыко, Ю. Андропов, Д. Устинов, Б. Пономарев.

29 ноября 1979 г.

Этот документ подписан министром иностранных дел СССР А. А. Громыко, председателем Комитета государственной безопасности СССР Ю. В. Андроповым, министром обороны СССР Д. Ф. Устиновым и заведующим Международным отделом ЦК КПСС Б. Н. Пономаревым. Такое сочетание тогда было далеко не случайным. Фактически в 70-е годы в Советском Союзе так сложилась структура государственной власти, что всеми внешнеполитическими проблемами СССР на высшем первичном уровне занимались именно эти лица. По важнейшим проблемным международным вопросам они готовили предложения и другие материалы и вносили их на рассмотрение Политбюро ЦК КПСС.

Каков был механизм этой работы? Обычно всю черновую работу проводили представители этих четырех ведомств, которые готовили предложения для своих министров. По второстепенным вопросам никаких совещаний обычно не проводилось. Если же проблема была важной, то А. Громыко, Ю. Андропов, Д. Устинов, Б. Пономарев собирались вместе, приглашали всех тех, кто исполнял материалы, и вырабатывали общую линию. В тех случаях, когда решались вопросы особой важности, как правило, присутствовали начальник Генерального штаба (Н. В. Огарков), соответствующие заместители министра иностранных дел (Г. М. Корниенко) или председателя КГБ СССР (В. А. Крючков) и т. д., которые докладывали предложения. Потом сами руководители обменивались мнениями и давали указания, какие изменения необходимо внести в разработанные документы, затем в зависимости от существа и важности проблемы они поочередно подписывались и в виде записки ЦК КПСС отправляли в Секретариат ЦК. Эти предложения рассматривались на заседании Политбюро ЦК КПСС, и по ним принималось окончательное решение. Так было и в отношении решения на ввод войск в Афганистан.

Такая система, казалось бы, максимально учитывала мнения всех сторон, однако аналитические выкладки и выводы, представляемые соответствующими органами, часто оказывались бесполезными, ввиду того что руководители имели свои взгляды на многие проблемы и поэтому не всегда учитывали рекомендации аналитиков при принятии решения(здесь и далее выделения по тексту автора наши для акцентации внимания).

 

Параллель-1:

Точно таким же образом функционирует и нынешняя российская система. Есть узкая группа лиц вокруг В.Путина, которая работает над проектами соответствующих решений, базируясь не столько на объективном анализе и экспертных оценках, сколько на мнении Путина. Это подтверждается идостаточно четким высказываением пресс-секретаря Путина в отношении аннексии Крыма: "Это было личное решение главы государства, только он мог, должен был и принял это решение".

 

Фактор – 2. Внешняя угроза.

После прихода к власти X. Амина и убийства им Н. Тараки перед советским руководством встала проблема — как поступить дальше? С учетом долгосрочных интересов Советского Союза было признано целесообразным резко не порывать отношения с Афганистаном, а действовать, сообразуясь с ситуацией в этой стране. Однако особую обеспокоенность членов Политбюро ЦК КПСС вызывали начавшие поступать по линии КГБ СССР в октябре-ноябре 1979 г. данные о том, что X. Амин изучает возможность определенной переориентации своей политики на США и КНР. Например, 27 сентября X. Амин обратился к главному американскому поверенному в Кабуле с призывом к улучшению отношений, а спустя два дня в Нью-Йорке афганский министр иностранных дел Ш. Вали выразил те же чувства официальным лицам США Дэвиду Ньюсому и Гарольду Сондерсу. Появилась версия о причастности X. Амина к ЦРУ.

 

Параллель-2.

Версия «Хафизулла Амин – агент ЦРУ» так и не нашла своего подтверждения ни тогда, ни в последующем, хотя она вместе с информацией о готовящемся вхождении в Афганистан американцев после потери ими Ирана, во многом сыграла ключевую роль в принятии решения о вводе советского контингента.Некоторые иследователи спорят до сих пор был ли Амин агентом ЦРУ или не был. Интересно, что игнорировался очевидный факт, что «агент ЦРУ» почему-то пытался привлечь в Афганистан именно советские войска, а не американские. Тут стоит провести паралель с тезисом Путина в интервью французским СМИ 4 июня: «у нас не было никаких гарантий в том, что Украина завтра не станет частью Североатлантического военного блока". Очевидной является «притянутость за уши» этого тезиса особенно с учетом того, что союзники России Германия и Франция в 2008 году заблокировали для Украины путь в НАТО на Бухарестском саммите, отказав в предоставлении ПДЧ. К тому же, европейские страны-члены сократили свои вооруженные силы по максимуму, а США при президентсве Б.Обамы, пересмотрев свои планы в отношении размещения объектов ПРО в Польше и Чехии, и получив возможности базирования в Румынии и Болгарии, покрыли свои потребности в стационарном базировании в нестратегическом для них регионе Черного моря. Но, в соответствии с кремлевскими «правилами игры», НАТО продолжает быть в качестве «злокозненной силы» в соответствии с давним советским слоганом «НАТО – угрозой миру чревато». Полная аналогия с концом 70-х – началом 80-х,  когда по мнению Кремля, американцы стремились войти в «советское подбрюшье» - в Афганистан. Сейчас пропагандистски создана «параллельная реальность» в которой НАТО стремится войти в «российское подбрюшье» (Крым) и выдавить оттуда российкий ЧФ или словами Путина: «инфраструктура военная вплотную подходит к российским границам. Мы не можем быть к этому безразличны".

Фактор-3. Настроения руководителей

По оценкам советских аналитиков того времени, события в ДРА стали частью мирового революционного процесса. И руководству СССР рекомендовалось не допустить экспорта контрреволюции. Это было созвучно настроениям советских руководителей. Ведь слишком заманчивой для них оказалась возможность иметь на своих южных границах надежного союзника, связанного с Советским Союзом единой идеологией и интересами. Видимо, поэтому они в конечном итоге пошли на такой трудный шаг, хотя до конца и сами не разобрались: какую же революцию собрались защищать?

Параллель-3

В отличие от Афганистана, где Кремль поддерживал Апрельскую революцию 1978 года (хотя это был классический государственный переворот) в Украине Кремль старался подавить революцию дважды – в 2004 году Оранжевую, в 2014-м – революцию Достоинства. И десять лет назад, и сейчас в Кремле убеждены, что за «цветными революциями» стоят «злокозненные» США и НАТО, а не желание общества освободиться от коррумпированных клептократических режимов паразитарного типа. Конечно, путинский режим, создавший себе клановый экономический базис через «кооператив «Озеро», являясь по природе своей также клептократическим и паразитарным, вряд ли может мыслить иначе. Тем более, что он все больше эволюционирует в сторону неосоветского тоталитаризма, подтверждением чего является не только слегка подправленный гимн СССР в качестве гимна современной России, но и недавняя инициатива переименования Волгограда обратно в Сталинград.

В принципе, Кремль, как и в советский период, противодействует всему, что не соответствует «настроениям руководителей» и не вписывается в его «картину мира», и все так же винит во всем происходящем (не по кремлевским шаблонам) США. Яркое подтверждение – недавнее (7 июня) интервью секретаря Совбеза России Н.Патрушева, где он утверждает: «События в Украине, на мой взгляд, инициированы извне. … Я думаю, что все-таки давление было в основном организовано с территории США».

Фактор – 4. «Держать нос по ветру»

Документ

Совершенно секретно

Особая папка

ЦК КПСС

Председатель Революционного совета, Генеральный секретарь ЦК НДПА и премьер-министр ДРА X. Амин в последнее время настойчиво ставит вопрос о необходимости направить в Кабул советский мотострелковый батальон для охраны его резиденции.

С учетом сложившейся обстановки и просьбы X. Амина считаем Целесообразным направить в Афганистан подготовленный для этих целей отряд ГРУ Генерального штаба общей численностью около 500 чел. в униформе, не раскрывающей его принадлежности к Вооруженным Силам СССР.

Тов. Устинов Д. Ф. согласен.

Ю. Андропов, Н. Огарков. № 312/210073. 4 декабря 1979 г.

 

По докладам из Кабула, к декабрю обстановка в Афганистане складывалась не в пользу правительства. К тому же ожесточенная борьба в руководстве республики по вопросу об отношении к армии привела к значительной дезорганизации вооруженных сил ДРА. Постоянная перетряска руководящих кадров, чистки и репрессии среди генералов и офицеров, принудительный призыв и ряд других моментов существенно повлияли на сплоченность и боеспособность войск. Поэтому афганская армия к тому времени оказалась значительно ослабленной и, по заявлениям Амина, была не в состоянии самостоятельно защищать правящий режим и отстаивать суверенитет государства, хотя наши военные советники придерживались другого мнения и докладывали об этом. Но было еще неписаное правило — передавать преимущественно ту информацию, которая бы устраивала власть имущих, «угадывать» только те сведения, которые отвечали бы представлениям самих руководителей о складывающейся ситуации в той или иной стране и подтверждали их прозорливость. Обычно старались «держать нос по ветру», всяческими путями стремясь узнать мнение руководства и действовать, сообразуясь с этим мнением.

Параллель – 4.

«Держать нос по ветру» в российском истеблишменте принято, как и в советские времена. Отсюда – тотальное «одобрямс» действиям Путина по аннексии Крыма. Стоит вспомнить 1 марта, когда Совет Федерации РФ на экстренном заседании единогласно поддержал обращение Путина об использовании Вооруженных сил РФ на территории Украины.

Но уже дальнейшие события по вторжению на восток Украины показали, что аналитические расклады, сделанные под мнение Путина и «держа нос по ветру», привели к нерасчетливому сценарию. Реальность оказалась совершенно иной чем пропагандистская картинка, базированная на «параллельной реальности».

Яркая иллюстрация – обращение 17 мая «главнокомандующего ополчением ДНР» И. Стрелкова (Гиркина) к населению: «… что же мы видим? Что угодно, но только не толпы добровольцев у наших штабов. В Славянске 120 тыс. населения. В Краматорске – вдвое больше. Всего в Донецкой области проживает 4,5 млн. человек.Но, признаюсь, никак не ожидал, что на всю область не найдется и тысячи мужчин, готовых рисковать жизнью не на баррикаде в родном городе, откуда до ближайшего национального гвардейца надо полдня на машине ехать, а на передовой линии, где каждый день стреляют.Три дня назад приехала группа из 12 артемовских героев, отобранных и рекомендованных весьма уважаемым человеком. Узнав, что службу надо нести непосредственно в Славянске, а не у себя в Артемовске, и что срок не ограничен несколькими днями, не стали получать оружие. Вчера история повторилась: из 35 приехавших донецких добровольцев, прослушавших далекие звуки минометного обстрела и выяснивших, что через три дня они не смогут поехать домой вместе с полученным оружием, 25 благополучно отправились по домам.…Где те 27 тысяч добровольцев, о которых пишут журналисты».

Фактор – 5. Упование на силу.

8 декабря в кабинете Л. И. Брежнева состоялось совещание, в котором принял участие узкий круг членов Политбюро ЦК КПСС: Ю. Андропов, А. Громыко, М. Суслов и Д. Устинов. Они долго обсуждали положение, сложившееся в Афганистане и вокруг него, взвешивали все «за» и «против» ввода туда советских войск. В качестве доводов в необходимости такого шага со стороны Ю. Андропова и Д. Устинова приводились: предпринимаемые ЦРУ США (резидент в Анкаре Пол Хенци) усилия по созданию «Новой Великой османской империи» с включением в нее южных республик из состава СССР; отсутствие на юге надежной системы ПВО, что в случае размещения в Афганистане американских ракет типа «першинг» ставит под угрозу многие жизненно важные объекты, в том числе космодром Байконур; возможность использования афганских урановых месторождений Пакистаном и Ираком для создания ядерного оружия; установление в северных районах Афганистана власти оппозиции и присоединение этого региона к Пакистану и т. п.

В конечном итоге решили в предварительном плане проработать два варианта: руками спецслужб КГБ устранить X. Амина и поставить на его место Бабрака Кармаля; послать какое-то количество войск на территорию Афганистана для этих же целей.

10 декабря 1979 г. министр обороны СССР Д. Ф. Устинов вызвал к себе начальника Генерального штаба Н. В. Огаркова и сообщил ему, что Политбюро приняло предварительное решение на временный ввод советских войск в Афганистан, и поставил задачу готовить ориентировочно 75–80 тыс. чел. Н. В. Огарков был удивлен и возмущен таким решением, сказав, что 75 тыс. обстановки не стабилизируют и он против ввода войск, что это безрассудство. Министр резко осадил его: «Вы что, будете учить Политбюро? Вам надлежит только выполнять приказания…» В этот же день Николай Васильевич был срочно вызван в кабинет к Л. Брежневу, где собралось так называемое «малое Политбюро» (Ю. Андропов, А. Громыко и Д. Устинов).

Начальник Генерального штаба вновь попытался убедить присутствующих, что афганскую проблему надо решать политическим путем, а не уповать на силовые методы. Он ссылался на традиции афганцев, не терпевших никогда на своей территории иноземцев, предупреждал о вероятности втягивания наших войск в боевые действия, но все оказалось тщетным. Хотя тогда в заключение беседы как будто определились, что пока решение о немедленной военной помощи принимать не будут, но войска на всякий случай пусть готовятся.

Параллель-5

Когда падет режим Путина и через некоторе время будут открыты архивы об этой одной из самых позорных страниц российской политики – войне против Украины, мы увидим, что далеко не все поддержали эту авантюру Кремля. Но те, кто не поддержал, просто смолчали, как и их предшественники в 80-х в отношении ввода войск в Афганистан.

Показательным является поцедура голосования в Совете Федерации, которая была проанализирована в расследовании "Ленты.ру". На записи, выложенной на официальном телеканале верхней палаты российского парламента, видно, как после регистрации сенаторов на заседании обнаруживается, что кворума нет. После этого председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявляет, что часть опоздавших сенаторов попросили "присоединить их голоса". Через минуту зарегистрированными оказываются уже не 78, а 85 сенаторов - на одного человека больше, чем при минимальном кворуме, и Матвиенко объявляет заседание открытым. При этом за введение российских войск на Украину проголосовало уже 90 сенаторов.

Уповать на силовые методы как вне, так и внутри страны – давняя традиция Кремля. Стоит вспомнить Венгрию 1956 года, Чехословакию 1968 года, две чеченские кампании 90-х – 2000-х, Грузию 2008 года. Таким образом, «модель хищника» в поведении Кремля является наследственной.  

Фактор-6. Круговая порука

12 декабря на заседании Политбюро ЦК КПСС (вернее, его элиты) по предложению Ю. В. Андропова, Д. Ф. Устинова и А. А. Громыко единогласно было принято окончательное решение — ввести советские войска в Афганистан, хотя в интересах скрытности это называлось «мероприятиями». По убеждению советских руководителей, этот шаг должен был способствовать интересам укрепления государства и ничего другого не преследовал. В особой папке ЦК КПСС хранился протокол этого заседания, написанный рукою К. У. Черненко, который долгое время был архисекретным, никому даже из высшего руководства страны не показывался и хранился в особом сейфе.

 

Особо важный документ

Совершенно секретно

Особая папка


Briefs


Research


Reports and Presentations


Articles


Expert comments